E-Mail: ivan@mail.biysk.ru
             zamchaloff2011@yandex.ru
ICQ#: 457478910 457478910
Тел: +7 3854 311110, +7 960 939 1155

 

Бийск торговый

 

Автор статьи: Ерошкин Дмитрий Васильевич,
Историк-краевед
г. Бийск, Алтайский край
E-mail: yerosh@ rambler.ru

 

У каждого города есть своя судьба, история - она оставляет порой неповторимый отпечаток на внешнем облике города, характере его жителей. Судьба Бийска, так уж сложилось, имела крутые зигзаги - от военно-пограничной крепости до города-наукограда в наши дни.

Немаловажное место в истории города занимала и тема торговли, коммерческой деятельности, ибо выгодное географическое расположение города у истоков Чуйского тракта уже предполагало возможность трансграничной торговли с соседней Монголией и Китаем. Кроме того, Алтай по своим природно-климатическим характеристикам уникальное место в Западной Сибири для занятий сельским хозяйством, разведения крупного рогатого скота, овцеводства. Сам крестьянин, естественно, заниматься реализацией своей продукции на крупных ярмарках не имел возможности, да и времени. Это дело торговых агентов, маклеров, или, говоря проще, купцов. Так что, Бийск самой судьбой был предназначен быть городом, где <деловая хватка>, умение выгодно представить и продать товар ценились прежде всего.

Заметно активизировался местный рынок после пуска в 1885 г. Уральской железной дороги, так как возросла доставка водным путем промышленных изделий с Урала и Европейской России и движение грузов с Алтая в обратном направлении.

Во второй половине XIX в. растет роль Алтая как поставщика сельскохозяйственной продукции, прежде всего зерна. В 70-е гг. <излишки> зерна по горному округу составляли в среднем около 4 млн. пуд., в 1881 г.- 7 млн., в 1890-1894 гг.- около 12 млн..(см.: Скубневский В.А.,Старцев А.В., Гончаров Ю.М. Купечество Алтая второй половины XIX- нач.XX в.-Барнаул, АГУ, 2001г.-С.100-122). Внутренний рынок потребления зерна не был значительным в силу немногочисленности городского и вообще промышленного населения, слабого развития промышленности. Вывоз за пределы округа шел в соседние округа и губернии Сибири. И все же главным направлением вывоза становится северное, т.е. водным путем, по Оби в Томск, Тюмень, Тобольск. Из Тюмени алтайское зерно попадало в Екатеринбург и Европейскую Россию. Особенно возрос вывоз зерна в начале 1890-х гг., в период голода на Урале и Тобольской губернии. Хлеб в зерне в это время скупался на Алтае по 20-30 коп. за пуд и продавался в Тюмени по 1 руб. 80 коп.( пуд-16,38 кг.). Одним из крупнейших скупщиков зерна в 1880-1890-е гг. был бийский купец А.Ф.Морозов. В 1888 г. от Бийска до Тюмени стал ходить его пароход <Первый>, на следующий год-<Второй>, в 1892 году у него было уже четыре парохода. В навигацию 1892 года его пароходы доставили в Тюмень 460 тыс. пуд., в Тобольск- 480 тыс. пуд., зерна и чистая прибыль от этой операции составила 397 тыс. рублей. По тем временам сумма весьма внушительная ! Представьте, к примеру, что по ценам на 1913 год килограмм сахара стоил 40 копеек, килограмм яиц- 19 копеек, килограмм молока- 5 копеек. Крупную хлебную торговлю вели и бийские купцы Рождественские, в особняке которых ныне размещается Филологический факультет Бийского педуниверситета.

Другая крупная статья доходов бийских купцов, прежде всего гильдейских, состояла в, уже упомянутой выше, трансграничной торговле с Монголией по Чуйскому тракту (По законам Российской Империи международную торговлю могли вести только купцы I-й гильдии).

До середины 90-х гг. главным предметом вывоза русских торговцев из Монголии была пушнина, прежде всего шкурки сурка, которые находили сбыт на Ирбитской ярмарке, а затем успешно продавались в Европе уже по совершенно другой цене:К примеру, в 1897-м году вывоз из Монголии составил 641,4 тыс.рублей.

В Монголию <чуйцы>-так называли купцов, торговавших по Чуйскому тракту- везли текстиль, металлическую посуду, прежде всего самовары и чайники, панты( рога марала). Так, бийский купец Н.И.Ассанов приобретал панты в Горном Алтае по 10-60 руб. за штуку, а продавал китайским торговцам в Монголии по 75-200 руб. Из них в Китае делали различные снадобья по рецептам народной медицины.

Крупнейшими представителями чуйской торговли были купцы именно из Бийска: Бодуновы, Гилевы, Ассанов, Осипов, Фирсов, Васенев, Игнатьев.

Именно они, владея немалыми капиталами, стали застраивать Бийск красивыми кирпичными домами в стиле эклектики, исторического романтизма, Модерна, жертвовать деньги не просто на нищих попрошаек, а вкладывать их в развитие системы народного образования Бийска.

Со своими капиталами они могли бы прекрасно жить где-нибудь на Лазурном берегу, попивая Cote-rotie на борту собственной яхты. Но они хотели жить именно в России, естественно, в окружении умных, образованных, благовоспитанных людей. Поэтому, не имея сами подчас хорошего образования, они все делали, чтобы их собственные дети, и дети бийских обывателей вообще могли иметь возможность учиться как в гимназии, так и в городском, приходских училищах.

Сын купца Ф.И.Минина- Михаил закончил Восточный факультет Петербургского университета и стал работать в российском консульстве в Монголии. Дочь купца В.И.Юганова- Капитолина после окончания Бийской Николаевской гимназии поступила на биологическое отделение Бестужевских курсов в Санкт-Петербурге и впоследствии стала известным ученым. Многие богатейшие купцы Бийска были членами попечительских советов при учебных заведениях города, а это предполагало не просто формальное членство, но конкретную финансовую, материальную помощь на нужды заведения.

После 1898 года заниматься коммерческой деятельностью уже можно было не выбирая гильдейских свидетельств. Гильдейство стало лишь атрибутом престижности, социальной статусности. Вероятнее всего правительство решило ликвидировать последние препоны для развития малого и среднего бизнеса в связи с резким падением цен на зерно на европейских биржах: более дешевое по себестоимости американское и австралийское зерно обрушило тогда устоявшийся рынок цен. Основной в то время для России сырьевой экспорт перестал приносить необходимый доход в казну, и, вполне понятно, правительство решило увеличить количество мелких и средних предпринимателей. Налогом теперь облагался не сам предприниматель, а его предприятие, что, конечно же, переводило расчеты на совершенно другой уровень, ибо оборотные средства могли на много превышать личный доход предпринимателя в качестве пресловутой <прибавочной стоимости>.

С падением цен на зерно, видимо, связана и определенная активность в создании винокуренных, водочных заводов, увеличении сети питейных заведений в конце 1890-х- начале XX века. Причем с 1902 года(относительно Западной Сибири) правительство вводит монополию на производство и продажу водки. Частные винокуренные заводы, как например завод бийского предпринимателя В.М.Рыбакова, переходят на производство спирта.

И если в Европейской России только 6% заводов производили свыше 100 тыс. ведер спирта в год, то все алтайские заводы превышали указанный показатель. Так, в 1908 г. шесть алтайских предприятий изготовили 1126,7 тыс. ведер спирта. При этом мощность Иткульского завода составляла около 300 тыс. ведер, барнаульского завода братьев Ворсиных- 213 тыс. ведер. Если учесть, что алтайские заводы работали на землях Кабинета Его Императорского Величества, можно представить какой дефицит бюджета образовался в России в конце XIX века, что его надо было покрывать таким всегда ликвидным товаром как водка !

Понятно почему скупалось и алтайское зерно,- убыток из-за понижения цен восполняли количеством. <Недоедим, но вывезем!>-знаменитая фраза министра финансов императорского двора ярко характеризует ситуацию.

Имея все еще не развитый внутренний рынок, где подавляющее большинство населения- крестьян-были малоимущими, правительство просто вынуждено было идти на внешние заимствования и стимулировать отечественных производителей и бизнес протекционистскими тарифами. Однако, в ответ на введение подобного тарифа в 1887 г. германский канцлер фон Бисмарк решил закрыть царскому правительству дальнейший доступ на германский денежный рынок(см.: Бисмарк О. Мысли и воспоминания.Т1.-М.,ОГИЗ, 1940 г.-С.44). Причем не надо забывать, что именно Германия была традиционно главным покупателем русского зерна, и как таковой могла заключать фьючерские сделки, кредитовать русских производителей в счет будущего урожая.

Получив отказ в Берлине, царское правительство обратилось за долгосрочным кредитом в Париж, и получило его. Но ценой жесткой привязки к военно-политическому блоку Антанта, необходимостью в дальнейшем участвовать в Первой мировой войне, которая и стала катализатором гибели Императорской России.

Одним из показателей деловой активности является развитие банковской системы. Анализ деятельности городских банков Западной Сибири показывает, что до 1906-1907 гг. потребительский кредит преобладал над коммерческим, и только в предвоенные годы активы банков стали расти исключительно за счет учета. Однако количество заемщиков намного превышало количество вкладчиков, а при низкой капитализации сибирских банков их существование без постоянных связей с Госбанком было просто не возможно(см.: Кириллов А.К. Городские банки Западной Сибири.-Новосибирск, 2003 г.-С.83-100). Ревизионная комиссия, проверявшая отчет Бийского банка за 1915 год, в своем докладе думе обратила внимание на безусловную недостаточность основного капитала в 20 тыс. рублей: <В настоящее время, когда торговые обороты городов вообще, а нашего города в частности, растут очень быстро и достигают колоссальных цифр, кредита в две тысячи рублей для торговца, пусть даже и мелкого, недостаточно, и это вынуждает его обходить городской банк, а потому нужда в увеличении основного капитала назрела и прямо-таки необходима>.

Естественно, что крупные предприниматели предпочитали вести свои операции через коммерческие банки, которые уже с началом Первой мировой войны начали выводить собственные активы из России. В то время как Госбанк брал новые и новые кредиты за границей- война знаете ли дело затратное !

Что прежде всего предъявили союзники большевикам, когда те пришли к власти? Конечно же- неоплаченные счета Царской России !

Перед советским режимом, как и перед любым другим, который пришел бы к власти в 1917-1918 гг. на место обанкротившегося царизма, стояла в принципе одна задача- модернизация России, создание собственной промышленной базы, уход от экспортно-сырьевой зависимости. И эта задача решалась, зверскими, бесчеловечными методами, но решалась. Путем внеэкономического принуждения в 30-40-е гг. в СССР был создан мощный индустриальный базис. Ни о какой торговли в прямом смысле этого слова, конечно, говорить не приходилось- во всем господствовала жесткая распределительная система. Плановая экономика даже не брала в расчет такие понятия как коньюктура рынка, ликвидность, спрос. Человек вынужден был покупать только то, что ему предлагали, или распределяли. Именно в советское время появилось устойчивое выражение- <выбросили товар>, <достал>, если речь шла о какой-то хорошей вещи.

Как правило, товары распределялись через Горпромторги, отделы рабочего снабжения(ОРСы) и другие подобные организации.

До 1958 года всей сетью продовольственных, промтоварных магазинов и столовых Бийска ведал <Бийторг>, преобразованный затем в Горпромторг, первым директором которого был Корнев Василий Никифорович.

Горпищеторг, первым директором которого был Курносов Дмитрий Николаевич, занимался немногочисленными общественными столовыми и ресторанами. Каждое предприятие имело еще и свои ведомственные столовые. Предприятие <Маяк> занималось снабжением школьных столовых Бийска. С 1977 года в Бийске появляются четыре ОРСа: пароходства, геологии, сплавной конторы и железной дороги.

В 1980-х организуется сеть Копторгов, которые по сути должны были компенсировать недостаточность снабжения населения продуктами первой необходимости. Уже в 1960-70-х гг., когда сталинские методы внеэкономического принуждения перестали действовать, советская система стала давать сбои. Ибо, как справедливо замечает Людвиг фон Мизес, <при отсутствии безусловного критерия успеха почти невозможно найти стимул, обеспечивающий максимальную самоотдачу подавляющего большинства людей, тогда как в бизнесе, ориентированном на получение прибыли, его можно без труда обнаружить в денежной смете доходов и расходов>.

А. Косыгин, как известно, пытался ввести элементы рынка в советскую экономику, чтобы стимулировать производительность труда. Будучи неплохим экономистом, прошедшим школу реального бизнеса в эпоху НЭПа, Косыгин понимал, что дальнейшее развитие уже созданной непосильным трудом советских людей индустрии не возможно без рыночных( а по сути капиталистических) рычагов управления. Многие работники бийских предприятий ВПК хорошо помнят, как в 1970-80-е гг. закупались за границей дорогостоящие станки с числовым программным управлением, которые потом месяцами, годами ржавели, разворовывались по частям, так и не войдя в эксплуатацию. В капиталистической экономике такая ситуация в принципе не возможна, ибо именно рынок, потребительский спрос заставляет предпринимателя усовершенствовать средства производства, стимулировать производительность труда. Если же стимул отсутствует, а государственная казна покроет любые убытки, что ж, можно любое оборудование в сотни тысяч долларов превращать в металлолом. Соседний Китай, где о реальной демократии даже сейчас говорить не приходится, все-таки оказался более прагматичным, и намного раньше пресловутой горбачевской <перестройки> стал переводить свою экономику на рыночные рельсы. К сожалению, наш председатель Совета Министров А.Косыгин не стал русским Ден СяоПином.. Уже в последние брежневские десятилетия <Союз Нерушимый> окончательно подсел на углеводородный экспорт, огромные прибыли от которого позволяли некоторое время поддерживать эффект стабильности, компенсировать абсолютную неэффективность отечественной экономики.

Но резкое падение ценового курса на нефть в конце 1980-х за счет сырьевой экспансии Арабских Эмиратов заставило правительство СССР брать крупные кредиты на Западе. К тому же и продовольственная программа, принятая на последних съездах КПСС, в большей части реализовывалась импортом канадского зерна, за которое надо было рассчитываться валютой.

Огромные очереди в магазинах за продуктами, о которых молодое поколение россиян даже не имеет представления, были повседневной реальностью советских людей. В этой ситуации порочность системы списывали на очередных <врагов народа>- работников торговли. О них распространяли анекдоты, высмеивали <вороватых> работников прилавка в сатирическом журнале <Крокодил>.

В то же время иметь в друзьях такого работника было престижно - уж он то всегда сможет отложить, припрятать дефицитный товар для <своего>. Несомненно, так и было ! И специальная служба- отдел по борьбе с расхитителями социалистической собственности- в составе МВД выявляла и наказывала <несунов> и <расхитителей>. Но их от этого не становилось меньше. Полицейскими мерами пытались уничтожить следствие, ибо ликвидация причины явления означала бы слом самой системы:

Как вспоминает ветеран бийской торговли Владимир Львович Райхман, возглавлявший ОРС в 1979-1989 гг., работники торговли постоянно находились как между молотом и наковальней: с одной стороны всегда подозрительное отношение народа, а с другой- готовность партийных органов(по существу, органов власти) списать на них все недостатки и осудить по полной программе. Особенно жесткая <чистка> пошла, по словам Владимира Львовича, после громкого дела директора Елисеевского магазина.

Привязка торговых сетей к оптовым базам ставила иногда руководителей торговли в сложную ситуацию, когда в плановой партии товара был недокомплект- централизованная система тоже давала сбои. В этом случае спасали так называемые <ярмарки по продаже излишков товаров>.

На самом деле эти <излишки> скапливались не из-за того, что советская промышленность, как рапортовали на съездах КПСС, перевыполняла пятилетний план. Просто товар был такого качества, что люди предпочитали отстоять часа два в огромной очереди, доплатить продавцу <из под полы>, но купить, скажем, югославские модельные сапоги, а не продукцию отечественной фабрики <Скороход>.

В начале 1970-х, как вспоминает Владимир Львович, на складах такой обуви скопилось достаточно много, включая незабвенные галоши (этот раритет советской обувной промышленности выпускали вплоть до 2000 г). И государство вынуждено было распродавать всю эту обувь буквально за бесценок. В отличие от стран Запада, где демпинговые цены на распродажах лишь стимулируют дальнейшее производство, советские <распродажи> были чистым, безвозвратным убытком, который до какого-то времени мог покрываться за счет экспортных нефтедолларов.

 

"БиАлТур" - трансфер, размещение на базах
E-Mail: ivan@mail.biysk.ru
             zamchaloff2011@yandex.ru
Skype: zamchalov
ICQ# 457478910   
Тел: (3854)31-11-10, 8-960-939-1155

 

КОРЗИНА
Кол.товаров: 0 шт.
На сумму: 0 руб.

АВТОМОБИЛЬНАЯ ЭКСКУРСИЯ ПО ЧУЙСКОМУ ТРАКТУ

 

Продам турбазу и пасеку на берегу Катуни в Усть-Коксинском районе Горного Алтая

 

КАК ДОБРАТЬСЯ ДО БЕЛОКУРИХИ

 

"Зеленый дом"
в Тюнгуре

 

"К истокам Катуни" на
катере и лошадях

 
ВНИМАНИЕ ПОГРАН-ЗОНА !!!

 

Осенняя рыбалка на хариуса на Катуни !!!

 

Походы по Алтаю, Саянам, Крыму

 

Отдых в Чемале (размещение, баня, бильярд, кафе)

 

Национальное кафе в Тюнгуре

 

 

ФОБОС: погода в г.Бийск
ФОБОС: погода в г.Горно-Алтайск
ФОБОС: погода в Усть-Коксе













 

TopList WebList.Ru
© I.J.Z.Web