E-Mail: ivan@mail.biysk.ru
             zamchaloff2011@yandex.ru
ICQ#: 457478910 457478910
Тел: +7 3854 311110, +7 960 939 1155

 

Назад    

Северный Шелковый путь - связующая нить цивилизаций

 

Говоря о Чуйской кочевой тропе, или же калмыцкой дороге, из которой сформировался впоследствии современный Чуйский тракт, в контексте её причастности к Северному направлению Великого Шёлкового пути надо отметить, что, как и все древние евразийские коммуникации, она была не только путём для перевозки товаров. Вместе с товарами, купцами и караванщиками на таких трассах происходила также и встреча цивилизаций, шёл обмен культурными достижениями, религиозными идеями, философскими воззрениями.

Так, например, в среду северных ханты-мансийских племён попадает переднеазиатский и средиземноморский культ Митры, которого манси называли Мир-Сусне-Хум [1, с.180-182], а в Центральной Азии и северном Китае распространяется учение пророка Мани и опального патриарха Нестория. Задолго до Хазарии, ветхозаветный иудаизм завоёвывает сердца культурной элиты Хорезма. В свою очередь история Сиддхартхи Гаутамы (Будды) в виде агиографического сказания о царевиче Иосафе попадает в культурную среду восточно-христианского мира.

Материальные свидетельства такого культурного взаимодействия так же имеют место быть. И не только в местах, где проходили основные линии древних коммуникаций!

Возьмём, например, наш район Верхнего Приобья. Только в Сростинской культуре, относящейся к эпохе Кимакского каганата (9-10 вв.н.э.) мы находим предметы как иранского, так и китайского происхождения!

И в этом нет ничего удивительного.

Ведь номады Центральной Азии, в большей части контролировавшие коммуникации Великого Шёлкового пути в эпоху Средневековья, часто выполняли роль культурных медиаторов между двумя суперцивилизациями древности, которые условно можно обозначить как буддийско-конфуцианский мир с одной стороны и культуры Средиземноморья, Передней Азии, ставшие ареалом распространения единокоренных авраамических религий.

Кимаки или кипчаки - по сути это два наименования одного и того же народа - на протяжении всего периода Средневековья контролировали огромные пространства евразийских степей, и пространства эти на старых арабских картах именовались не иначе как "Дешт-и-Кыпчак", то есть Кыпчакская степь [2, с.11]. Даже в период монгольского владычества господствующим этническим элементом продолжали оставаться именно кипчаки! "От монголов, вернее татар, сохранилось только имя. На монгольском языке в Дешт-и-Кыпчак в XV в. никто уже не говорил. Более того, даже официальные грамоты ханов, известные золотоордынские ханские ярлыки писались или на среднеазиатско-турецком литературном языке XIV в., или на местном кыпчакском языке" [2, с.49].

Арабский автор Ал-Омари писал: "В древности это государство (Золотая орда) было страной кипчаков, но когда им завладели татары, то кипчаки сделались их подданными. Потом они (татары) смешались и породнились с ними (кипчаками), и земля одержала верх над природными качествами их (татар), и все они стали точно кипчаками, как будто от одного с ними рода" [3, с.186].

Известно также, что золотоордынцы уделяли колоссальное внимание поддержанию торговых коммуникаций между Европой и Азией, получая с этого немалые доходы. Вплоть до открытия океанских путей в Новый свет и Восточную Азию, золотоордынцы и венецианцы оставались практически главными игроками в трансконтинентальной торговле.

В нашем регионе основная трасса Великого Шёлкового пути проходила по территории древнего Турфана, Восточного Туркестана, входящего сейчас в состав Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР.

На грани древней и новой эры торговые караваны из Китая начинали свой путь от Чаньяни и шли к Дукьхуа - города на границе у Великой стены. Отсюда маршрут расходился на два пути: северный и южный.

"Северная дорога" проходила через согдийские центры Синьцзяна и Средней Азии, затем через Хорезм и низовья Волги, дальше через северокавказские перевалы и Абхазию. Из черноморских портов - Фазиса и Трапезунда - купцы достигали города Византия - будущей столицы Восточной Римской империи, переименованного позднее в честь императора Константина Великого.

С караванами на Запад и Восток по Великому шелковому пути шли купцы, дипломаты, искатели лёгкой наживы и приключений, а также паломники и пилигримы буддийского, манихейского и несторианского вероисповеданий.

Известно, что ещё во времена Первого тюркского каганата ко двору византийского императора Юстина II (565-578 гг.) прибыло крупное посольство тюркского кагана Дизибула. Его возглавлял знатный согдиец Маниах. Греческий историк Менандр довольно подробно рассказывает об этой миссии и установлении дипломатических отношений между византийцами и тюрками: цель миссии заключалась в заключении соглашения с ромеями о торговле шёлком в обход сасанидского Ирана, правители которого, воюя с Византией, облагали товары чужеземных купцов высокими пошлинами. Шахиншаху было совсем нежелательно, чтобы согдийцы могли "безнаказанно переходить границы его страны". Поэтому посольство выбрало кружной путь через Северный Кавказ.

Император благосклонно встретил прибывших и отправил к тюркам ответное посольство во главе со стратигом восточных провинций Зимархом.

Весьма любопытно, по какому именно маршруту следовал Зимарх со своими спутниками: от Трапезунда к реке Риони и через Кавказский хребет к реке Кубани, далее вдоль северных берегов Каспийского и Аральского морей к Сырдарье. Из страны согдийцев послы отправились к горе Эктеле (Золотой), как называли Алтай. Там, в котловине, окружённой горами, они посетили резиденцию Дизибула - властителя громадной степной державы [4, с.43-44].

Дружественно принятый тюрками Зимарх вернулся в Византию тем же путём - через страну аланов и Трапезунд. Так установились непосредственные контакты между Константинополем и ставкой тюркского кагана.

Обнаруженные в 1930 -е гг. на территории Алтайского края в районе села Усть-Чарышская Пристань византийские монеты начала X века также доказывают наличие регулярных связей между Византией и государствами тюркского мира в эпоху Средневековья.

Как отмечает Киселёв С.В., "политика византийцев этого периода, так или иначе, соприкасалась с кочевыми тюркоязычными племенами. Повидимому эти связи были значительны и взаимны" [5, с.550]. Хазары, печенеги, торки часто выступали в роли союзников Византии, агентов её политики на Востоке.

С образованием Арабского Халифата торговые связи между Востоком и Западом не только не ослабли, но даже намного расширились.

"Китайские авторы утверждают, что хакасы, или же енисейские кыргызы поддерживали интенсивные связи с Даши (арабами), тибетцами и карлуками Семиречья. Каждые три года из Даши к ним направлялся караван верблюдов с узорчатыми шелками" [4, с.55].

Кстати сказать, в ареал великодержавия енисейских кыргызов после крушения Тюркского каганата некоторое время входили и территории Алтая!

В XIII веке на пространствах Евразии образуется Монгольская империя, которая после кончины её основателя - Чингисхана - была поделена на улусы, преобразованные в скором времени в самостоятельные государства.

Горный Алтай, по крайней мере, формально входил в состав империи Юань, основанной Хубилаем, а учитывая его, мягко говоря, непростые отношения с ханом Ариг-бука, можно предположить, что средневековые караванщики, перевозившие товары по Великому Шёлковому пути, могли выбирать более северные пути доставки, чтоб избежать как возможных дополнительных поборов на территории чужого ханства, так и миновать районы боевых действий враждующих сторон.

Что касается вполне резонного контраргумента против северной ветки Великого Шёлкового пути, в том, что нет якобы археологических подтверждений этой версии в виде остатков укреплённых станов, городищ и прочей инфраструктуры, то тут надо учитывать тот факт, что номады, и даже золотоордынцы, не очень то были склонны к строительству разного рода фортификаций. Например, столица Орды не была обнесена крепостной стеной вплоть до самого её разгрома армией Тамерлана.

А от общеимперской столицы Каракорума вообще ничего не осталось кроме груды камней. Хотя в период наивысшего расцвета Монгольской империи, туда стекались несметные сокровища из покорённых монголами стран. В Каракоруме можно было встретить представителей практически всех народов - от русских до немцев и французов!

На то, что какую-то дорожную инфраструктуру на своём уровне монголы всё-таки поддерживали в Горном Алтае, намекают и многочисленные алтайские сказания о Сартакпае-строителе. "Сартыками", к слову сказать, здесь называли выходцев из Средней Азии, которых монголы активно привлекали в качестве искусных мастеров, строителей и ремесленников.

На возможность существования северного варианта пути в Монголию и Китай указывали и русские документы XVII века: "В "росписях" к чертежам тобольского воеводы П. Годунова подчёркивается, что "от устьев рек Бии и Катуни степью до Китайского царства ходу два месяца". А в "Описании новых земель" Н. Венюкова необходимость сооружения острога именно на слиянии Бии и Катуни мотивируется ещё и тем, что здесь можно собирать налоги "от в проезде торговых людей всяких", потому что "тем местом Калмыки Чёрные из своей земли в Мунгальскую и Киргизскую земли ходят, а Мунгалы и Киргизы тем же местом ходят к ним, Калмыкам" [6, с.16].

Впервые эта дорога, пересекающая слияние Бии и Катуни, была отмечена на карте Н. Витсена, который в качестве основных источников использовал более ранние русские карты и чертежи. А русский картограф С. Ремезов указывает, что торговцы из Бухары и Китая имели интерес и в непосредственной торговле с аборигенами Алтая, получая от них пушнину и изделия из высококачественного алтайского железа [6, с.17].

Вполне вероятно, что кочевые тропы через Алтайские горы в той или иной мере использовались и в период ранних кочевников - пазырыкцев, а затем гуннов. В коллекции Бийского краеведческого музея хранятся ряд артефактов эксплицитно указывающие на такую возможность: это украшения из янтаря, монета Боспорского царства с изображением скипетра и курульного кресла, соответствующие периоду римского протектората на Босфоре, и наконец, барельеф Геракла, предположительно, с римской колесницы III-го века до н.э. по мнению наших коллег - археологов из Болгарии. Все эти предметы были найдены или недалеко от Бийска, или даже в черте города и по времени своего происхождения соответствуют последнему периоду существования Пазыркской культуры и гунно-сарматскому времени.

Юэджи, как китайцы именовали скифских насельников Горного Алтая, согласно же китайским летописям, были посредниками в так называемом "Нефритовом пути" из Китая в Центральную Азию и Индию.

Наличие шёлковых тканей в пазырыкских курганах прямо указывает на такое культурное и торговое соприкосновение с Китаем.

Любопытно, что по рассказам Сигизмунда Герберштейна, имперского посланника при русском дворе в начале XVI века, на Алтае бывали тёмнокожие торговцы, предположительно, из самой Индии! [7]

Косвенным подтверждением вышеозначенной исторической роли Чуйской кочевой тропы могут быть и многочисленные петроглифы, расположенные в основном как раз по ходу движения современного тракта. Причём, помимо изображений животных, мы можем встретить здесь надписи средневековым руническим письмом и даже надписи на тибетском (Бичиктубом, Калбак-Таш). Часто встречаются изображения всадников и колесниц:

С началом русской колонизации Чуйская тропа снова становится связующей нитью между цивилизациями Европы и Азии.

Основным предметом импорта из Монголии были традиционно продукты скотоводства, прежде всего шкурки сурка, шерсть, кожи, находившие успешный сбыт на Ирбитской ярмарке. В Монголию же "чуйцы" - так называли купцов, торговавших по Чуйскому тракту - везли текстиль, сукно, металлическую посуду - самовары и чайники, панты (рога марала).

Не останавливаясь на коммерческих аспектах чуйской торговли, хотелось бы отметить, какую роль она сыграла в исследовании Монголии, открытии этой страны для европейцев.

По просьбе учёных купцы-чуйцы разыскивали редкие монгольские книги и рукописи, составляли торговые обзоры, собирали предметы быта и религиозного культа монголов. Большое количество экспонатов было собрано А.В. Бурдуковым. В 1910 г. он отправил профессору В.Л. Котвичу свою коллекцию редкостей, в 1914 г. преподнёс в дар Академии наук собрание предметов буддийского культа. Купец Я.Г. Антропов в течение ряда лет вёл метеорологические наблюдения в Улясутае. А купец Ф.И. Минин в 1891 г. самостоятельно составил русско-монгольский словарь, насчитывающий около 5 тыс. слов.

Его сын Михаил имел богатую библиотеку по монголоведению, закончил восточный факультет Петербургского университета, и затем служил в российском консульстве в Монголии. Известнейший бийский "чуец" Алексей Данилович Васенёв (1856-1917) в 1908 г. безвозмездно подарил Томскому университету большую коллекцию буддийской пластики, предметов культа, собранных им за годы торговых экспедиций по Монголии и Китаю. Вместе с купцом Н. Ассановым он оказывал материальную помощь французской научной экспедиции Шаффанжона, американскому исследователю У. Рокхилу.

Резюмируя, можно сказать, что уже в Новейшее время Чуйский тракт выполнял туже функцию, которую когда-то исполнял Великий Шёлковый путь. И быть может эта преемственность не так уж случайна:

Библиографический список:

  1. Полосьмак Н.В. Мир-Сусне-Хум - Небесный всадник// Военное дело древнего и средневекового населения северной и Центральной Азии. Сборник научных трудов - Н., Институт истории, филологии и философии, 1990 г. С. 180-182
  2. Греков Б., Якубовский А. Золотая Орда. Очерки истории Улуса Джучи в период сложения и расцвета в 13-15 вв. - Л., 1937 г., С. 11-49
  3. Плетнёва С.А. Половцы - М., <Наука>, 1990 г., С. 186
  4. Даркевич В.П. Аргонавты Средневековья - М., <Наука>, 1976 г., С. 43-44, 55
  5. Киселёв С.В. Древняя история Южной Сибири - М., Изд-во Академии наук СССР, 1951 г. - С. 550
  6. Исупов С.Ю. Бийск: острог, крепость, город - Бийск, НИЦ БиГПИ, 1999 г., С. 16-17
  7. Алексеев М.П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей. Т.1 XIII-XVII вв.- Иркутск, 1932 г.


Автор статьи: Ерошкин Д.В.
Историк - краевед.
Бийский краеведческий музей
им. В.В. Бианки, г. Бийск

 

"БиАлТур" - трансфер, размещение на базах
E-Mail: ivan@mail.biysk.ru
             zamchaloff2011@yandex.ru
Skype: zamchalov
ICQ# 457478910   
Тел: (3854)31-11-10, 8-960-939-1155

 

КОРЗИНА
Кол.товаров: 0 шт.
На сумму: 0 руб.

АВТОМОБИЛЬНАЯ ЭКСКУРСИЯ ПО ЧУЙСКОМУ ТРАКТУ

 

Продам турбазу и пасеку на берегу Катуни в Усть-Коксинском районе Горного Алтая

 

КАК ДОБРАТЬСЯ ДО БЕЛОКУРИХИ

 

"Зеленый дом"
в Тюнгуре

 

"К истокам Катуни" на
катере и лошадях

 
ВНИМАНИЕ ПОГРАН-ЗОНА !!!

 

Осенняя рыбалка на хариуса на Катуни !!!

 

Походы по Алтаю, Саянам, Крыму

 

Отдых в Чемале (размещение, баня, бильярд, кафе)

 

Национальное кафе в Тюнгуре

 

 

ФОБОС: погода в г.Бийск
ФОБОС: погода в г.Горно-Алтайск
ФОБОС: погода в Усть-Коксе













 

TopList WebList.Ru
© I.J.Z.Web